Декабрь - Стоматологическая поликлиника выплатила 10 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда

Журнал "Руководитель. Здравоохранение" №12 (72) декабрь 2018

Автор: Тамара СЕРГЕЙ, юрист

В статье рассмотрены итоги апелляционного обжалования решения районного суда, который удовлетворил требования пациентки к стоматологической поликлинике о компенсации морального вреда частично. Отмечены медицинские аспекты оказания стоматологических услуг и возражения представителей поликлиники.

Летом 2018 г. я помогала пациентке, обратившейся в стоматологическую поликлинику на стандартное зубное протезирование и лишившуюся вследствие этого всех зубов, защитить ее права в суде апелляционной инстанции.

Поводом к обращению пациентки в суд апелляционной инстанции послужило не удовлетворившее ее решение районного суда, в который она обратилась с требованием о взыскании с поликлиники денежной компенсации морального вреда, причиненного ей вследствие некачественного оказания медицинской услуги по зубопротезированию.

В районном суде пациентка просила взыскать с поликлиники компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб. Однако суд удовлетворил ее требование частично — в размере 500 руб.

По мнению пациентки, характер и степень причиненных ей физических и нравственных страданий явно не соответствовал размеру компенсации морального вреда, определенному решением районного суда. И действительно, суду были предоставлены все медицинские документы с описанием действий врача-стоматолога, заключения и справки сторонних стоматологов, талоны посещений, выписки из медицинской документации. Однако суд не учел всех фактов, обстоятельств, степени физических и нравственных страданий пациентки.

Чтобы лучше понять мотивы апелляционного обжалования решения суда пациенткой и определение суда апелляционной инстанции, целесообразно упомянуть о медицинской стороне дела, в частности о результатах медицинских вмешательств в рамках оказанной поликлиникой услуги.

Результаты медицинских вмешательств

На начальном этапе протезирования в результате стоматологических манипуляций у пациентки развился воспалительный процесс в деснах, который вызвал необходимость проведения их массивной терапии, длившейся порядка полутора месяцев.

Несмотря на риск негативных последствий, врач-стоматолог, проигнорировав рекомендации коллег, продолжил протезирование. После данной манипуляции боли у пациентки усилились, и она снова вынуждена была продолжать лечение десен. Однако воспалительный процесс остановить не удалось, и пациентке удалили первые два зуба.

Учитывая сложную ситуацию с полостью рта, ее направили в Минский консультационно-диагностический центр к лицевому невропатологу, который поставил диагноз «D/S артрозо-артрит верхних-нижних челюстных суставов и невропатия нижней ветви тройничного нерва». Это означало, что у пациентки пострадали челюстно-лицевые суставы, нервы лица и нервные лицевые узлы.

В итоге женщине было рекомендовано удалить вкладки, стоящие на постоянном цементе внутри зубных каналов. После чего выяснилось, что на месте зубов остались лишь корни, а специалистов, которые могли бы «сделать» зубы на культях, в Минске не нашлось.

В течение всего периода лечения пациентка не могла нормально спать и питаться, испытывала головные боли, боль в нёбе и лице, с трудом разговаривала. Сбой дала и ее нервная система.

Общеизвестно, что стоматологические манипуляции болезненны и являются стрессом для человека. Поэтому в апелляционной жалобе, а также в судебном заседании пациентка подробно изложила, как именно изменилась ее жизнь во время и после медицинских манипуляций, какую боль она испытывала в течение 14 месяцев лечения, как вынуждена приспосабливаться к новым жизненным обстоятельствам.

Нужно отдать должное поликлинике: уплаченные за услугу деньги она пациентке вернула, оплатила вырезание вкладок, удаление культей зубов, банковские проценты (пациентка брала кредит на протезирование), временные зубы и два съемных протеза, которые она, к сожалению, не может носить на искалеченных деснах; руководство поликлиники активно помогало потерпевшей устранять ошибки коллеги. Однако извинений от врача, который причинили ей столько страданий, она так и не получила.

Что касается позиции представителей поликлиники по вопросу взыскания компенсации морального вреда, то она состояла в следующем.

Позиция представителей поликлиники

Представитель поликлиники в судебном заседании настаивал на том, что поликлиника не обязана компенсировать моральный вред, поскольку пациентка получила возмещение понесенных убытков и отказалась удалить предложенный зуб, что и послужило возникновению в дальнейшем воспалительного процесса. Однако этот факт не был доказан в суде.

При принятии решения об обоснованности претензии пациента суд будет исходить из того, был ли он заранее (т. е. до момента начала оказания медицинской помощи) и надлежащим образом информирован о методе лечения, возможных осложнениях, исходе и последствиях лечения и т. д., а также дал ли добровольное согласие на медицинские вмешательства. Однако наличие согласия пациента на медицинские манипуляции автоматически не лишает его права требовать компенсации морального вреда в случае причинения вреда его здоровью.

Итоги рассмотрения апелляционной жалобы

Сегодня в законодательстве отсутствует презумпция морального вреда (хотя данный факт очевиден при причинении вреда жизни или здоровью при врачевании). Поэтому потерпевший обязан доказывать факт причинения ему морального вреда, что и сделала пациентка в данном процессе.

В апелляционной жалобе пациентка ссылалась не только на положения гражданского законодательства, но также на Конституцию Республики Беларусь, в которой высшей ценностью и целью общества и государства провозглашены человек, его права, свободы и гарантии их реализации.

Суд апелляционной инстанции изменил решение районного суда, и пациентка получила всю истребованную ею сумму компенсации — 10 тыс. руб.

Далее я бы хотела обратить внимание руководителей организаций здравоохранения на некоторые особенности компенсации морального вреда.

Особенности компенсации морального вреда

Право гражданина на компенсацию (материальное возмещение) морального вреда гарантировано Конституцией Республики Беларусь (ст. 60) и является способом защиты гражданских прав. Моральный вред подлежит компенсации во всех случаях, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему от рождения или в силу акта законодательства иные нематериальные блага. К числу последних относится, в частности, здоровье1.

1 См.: п. 1, 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2000 г. № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда».

В законодательстве и судебной практике отсутствуют четкие критерии оценки размера компенсации морального вреда и общий метод количественной оценки его размера. Указано лишь, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, при этом суд должен учитывать требования разумности и справедливости2.

2 См.: ст. 970 ГК.

Попытки создать методику возмещения морального вреда предпринимались неоднократно, в частности в России, однако в белорусской правоприменительной практике они не нашли своего применения.

Заключение

Из рассмотренного судебного дела можно сформулировать три основных вывода для организации здравоохранения:

1. При оказании медицинской услуги врачу в зависимости от клинической ситуации следует опираться не только на протоколы лечения, но и на собственное профессиональное чутье, а также мнение коллег.

2. Если услуги пациенту оказаны некачественно, то организации и непосредственно виновному врачу следует как минимум извиниться перед пациентом. Возможно, последний будет не столь категоричен при взыскании компенсации морального вреда.

3. Целесообразно рассмотреть вопрос о страховании профессиональной ответственности медицинских работников. Это может снизить общие финансовые потери клиники в случае предъявления пациентом имущественных требований к клинике.

Подписаться на журнал